Войти

Invalid username or password

Забыли пароль?

«Единая валюта в Евразийском союзе если и будет введена, то думаю, не скоро». Александр Аузан

Раздел Новостей
EXCLUSIVE

16:40 , 29 Սեպտեմբեր 2017

Александр Аузан, доктор экономических наук, профессор, декан экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, член экономического совета при Президенте Российской Федерации, член экспертного совета при Правительстве Российской Федерации

Известный российский экономист, декан экономического факультета МГУ  Александр Аузан в своем интервью «Ведомостям» рассказывал про беседу и спор с Дароном Аджемоглу.

Речь шла о связи между экономическим развитием и демократии. Аузан согласен, развитие обусловлено присутсвием нормальных институтов и работающих судов. Но не согласен, что точка, «от которой начинается движение к другой траектории», лежит в политике, как считают Аджемоглу и Робинсон. «Если вы делаете демократизацию в условиях плохих экономических институтов, неработающих судов, отсутствующего правопорядка, – вы получаете ухудшение», — говорит Аузан.

А могут ли эти институты нормально работать, если нет демократии? На этот и другие вопросы Александр Аузан ответил в интервью с B4B.am.

* * *

— Конечно, демократия (т.е. действие зрелых политических институтов) и развитие экономики связаны друг с другом. Но эта связка не простая — есть определенные последовательности. Работы как российских (прежде всего Виктора Полтеровича, Владимира Попова) и западных экономистов  (Т. Перссон и Г. Табеллини) показали, что демократизация может давать положительные экономические эффекты при наличии определенных институтов. А именно — грамотной бюрократии и работающей судебной системы. При отсутствии этих институтов демократизация имеет отрицательные экономические последствия. Поэтому фактически это предложение, как строить последовательность в развитии политических и экономических институтов — начинать нужно с грамотной бюрократии и работающей судебной системы, далее выходить на демократизацию и идти к строительству уже более сложных институтов.

— Премьер-министр Армении Карен Карапетян пришел из бизнеса — до этого он был в топ- менеджменте Газпромбанка. Некоторых министров он привел из бизнеса. В Армении многие думали, что раз эти люди были успешными менеджерами в частном секторе, то и в госаппарате они будут эффективными. Пол Кругман, например, несколько лет назад писал, что страна — это не компания, и что хороший бизнесмен может провалиться занимаясь макроэкономическими вопросами. Что вы думаете по этому поводу?

— Я бы сказал, что опыт,  с которым человек приходит управлять экономикой страны, а точнее — формировать ее экономическую политику (потому что в прямом смысле управление экономикой страны существовало в советское время, когда экономика была государственный, и решения принимались централизовано), важен, но недостаточен. Люди приходят из разных сфер, и каждый из них по-своему не готов к этому. Теоретик, который понимает, как работает макроэкономика на национальном уровне, может не владеть организационными механизмами. Политик, который знает, как договариваться с различными силами, может не понимать формул макроэкономики. Бизнесмен, который понимает,  как управлять и достигать балансов, делает это на уровне фирмы, а нестраны. Так что в любом случае это потребует таланта, дополнительного обучения и больших усилий.

— Правительство Армении таргетирует в среднем 5%-ный реальный рост ВВП в период 2017-2022гг. Вы же насчет России говорили, что фактически у России впереди желаемые темпы роста могут оказаться чуть выше нуля – 2%. Более того, вы говорили, что чувствуете запах застоя. Насколько реалистичeн наш оптимизм, имея ввиду сильнейшую экономическую зависимость Армении от России (денежные переводы мигрантов и т.д.). Если в Росси будет слабый рост, в Армении и в других странах Евразэс возможны высокие темпы роста?

— Я думаю, что вопрос о темпах роста всегда связан с определенными развилками. Да, в России по нынешней динамике скорее всего будет 2-х процентный экономический рост. Но вообще-то для того и создаются новые стратегии (в частности, план, который вырабатывает Центр стратегических разработок во главе с Кудриным), чтобы переламывать такие тренды и выходить на более высокие темпы. С одной стороны, вилка все-таки может быть больше, чем предполагается в нынешнем прогнозе. С другой стороны, действительно, другие страны Евразийского союза могут показывать высокие темпы при ограничении со стороны российской экономики, потому что, во-первых,  — темпы выражают рост от определенной базы, и в этом смысле армянская экономика может и должна расти быстрее, чем более сложные и развитые экономики в мире. С другой стороны, внутри Евразийского союза тоже идет конкуренция, и те, кто ведет ее успешно,  может расти быстрее, чем те, кто ведет не слишком успешно. Поэтому, да, 5%-ый рост в армянской экономики теоретически возможен.

— Как вы оцените эффективность Евразэс с чисто экономической точки зрения. В Армении до сих пор спорят — что дало нам членство в Евразэс. По вашему, может ли страна получить выгоды от такого союза, если у нее нет общих границ?

— Насчет эффективности Евразийского экономического союза в данный момент — это достаточно деликатный и сложный вопрос.  Но я более или менее убежден в будущем Евразийского союза по простой причине: в мире бывают фазы сбегания и фазы разбегания. На мой взгляд, мы сейчас живем в период отлива глобализации, когда повсюду образуются  региональные блоки. Выжить вне регионального блока будет очень тяжело как Армении, так и России.  Нынешняя схема пока, мягко говоря, не совершенно эффективна, но вне такой интеграции будет плохо.

— Наше правительство твердит, что Армения может стать своего рода мостом между странами Евразэс (в частности с Россией) и третьими странами. Насколько это реально по-вашему?

— Я не очень понимаю, как Армения может выполнять роль моста между странами Евразэс и другими странами экономически, но я понимаю, что в основе этой идеи может лежать историческая роль мировой армянской диаспоры в мировом экономическом развитии. Да, безусловно, способность развивать посредничество и связь с другими странами армянская диаспора демонстрировала, и,  если она включится в позитивный процесс для Евразийского экономического союза, думаю, это будет реальный новый шанс для союза.

—  Как вы думаете, будет ли введена единая валюта на пространстве Евразэс? Насколько это целесообразно и по вашему когда это будет?

— Единая валюта в Евразийском союзе если и будет введена, то думаю,  не скоро. Это требует достижения такой степени взаимодоверия и интеграции, таких несомненных экономических успехов в создании союза, которые в ближайшие десятилетия, мне кажется, мы еще не достигнем. Но теоретически я не отрицал бы возможности введения единой валюты в какой-то иной фазе развитии экономической интеграции.

Menu.by. Армянский стартап выходит на белорусский рынок

Единая система доставки Menu.by начнет действовать и принимать заказы в Минске через месяц

Yandex.Taxi отрицает, что предложил за gg $4 000 000

“Мы действительно встречались и обсуждали возможные сценарии прихода Яндекс.Такси в Ереван. Но…